598474ea

Достоевский Федор Михайлович - Письма (1857)



Достоевский Ф.М.
Письма. 1857
120. А. Е. ВРАНГЕЛЮ
25 января 1857. Семипалатинск
Семипалатинск. 25 февраля (1) 1857.
На письмо Ваше, бесценный друг, бесценный брат мой, отвечаю этим
коротеньким письмецом. Прошу Вас, не считайте мое письмо ответом на Ваше, а
только предисловием к ответу. Писать я Вам буду очень скоро, именно 10-го
февраля, а если удастся, то и раньше, 3-го февраля. Да, друг мой
незабвенный, судьба моя приходит к концу. Я Вам писал последний раз, что
Мар Дмна согласилась быть моею женою. Всё это время я был в
ужаснейших хлопотах, как не потерял голову. Надо было устроить возможность
свадьбы. Надо было занять денег. Я крепко надеюсь, что мне в этом же году
что-нибудь позволят напечатать и тогда я отдам. В ожиданье же надо было
занять во что бы ни стало. У меня был только один человек, у которого я мог
просить - Ковригин. Но он всё время был в Омске, наконец воротился и по
первому моему слову дал мне 600 руб. серебром, помог мне как брат родной. Я
взял с условием воротить не ранее как через год. Он просил не беспокоить
себя. Это благороднейший человек! Только 3 дня тому, как я получил деньги,
и в воскресенье 27-го еду в Кузнецк на 15 дней. Не знаю, успею ли в такой
короткий срок доехать и сделать свадьбу. Она может быть больна, она может
быть не готова или нер, не станут венчать в такой короткий срок
(ибо нужно много обрядов) - одним словом, я рискую донельзя, но никак не
могу не рисковать, то есть отложить до после святой. Нет никакой
возможности откладывать по некоторым обстоятельствам, и потому надо сделать
одно из решительных дел. Как-то надеюсь, что удастся. Во всех моих
решительных случаях мне сходило с рук и удавалось. Но тысячи хлопот в виду.
Уж одно то, что из
600 руб. у меня почти ничего не останется по возвращении в
Семипалатинск: так много и так дорого всё это стоит! А между тем я едва мог
купить несколько стульев для мебели - так всё бедно. Обмундировка, долги,
(2) плата и необходимые обряды и 1500 верст езды, наконец, всё, что мог
стоить ее подъем с места, - вот куда ушли все деньги. Ведь нам обоим
пришлось начинать чуть не с рубашек - ничего-то не было, всё надо было
завести. Писал в Москву к родственнику и просил 600 руб. Если не пришлет, -
я погиб, по крайней мере месяцев 8 буду жить как нищий, то есть до того
времени, когда, по расчетам, могу что-нибудь напечатать. Теперь я хлопочу,
как угорелый, дела бездна и письмо это пишу к Вам, друг милый, в три часа
ночи, а завтра в 7 надо уже быть на ногах. Много что через 2 недели буду
отвечать Вам на всё подробно и ничего не скрывая. А теперь несколько слов,
и то отвечу на главнейшее.
Во-первых, об X. Об ней теперь не скажу ни слова положительно. Я скоро
буду иметь случай ее еще раз увидеть. Я так много имел бы и теперь
рассказать! Но хочу рассказывать не догадками, а что сам увижу! Скажу
только, что Вы правы. Гернгросс возбужден против Вас, но кем? Это другой
вопрос. Еще скажу: утешьтесь, милый, бесценный друг, незабвенный мой ангел!
После сами скажете: "Это счастье, что я расстался с нею!" Но довольно! До
следующего письма об X.
Вы пишете (и совета просите) насчет брака с m-lle К. Но, друг мой, за
глаза советов давать невозможно. Одно скажу: если Вы сами называете ее
ангелом, то не упускайте случая быть счастливым на всю жизнь. Нет
возможности не полюбить чистое, праведное создание, которое назовете своею
женою и полюбите хоть не страстью, но святее и выше и прочнее, чем
кого-нибудь, - будьте уверены. Это так м



Назад



44