598474ea

Дробиз Герман - Задача



Герман Дробиз
ЗАДАЧА
1
Ровно без пяти шесть солнце поднялось над дальними горами и осветило
аккуратные квадраты города А. Лучи легли поперек широкого прямого шоссе,
ведущего в город Б и обсаженного с обеих сторон тополями. Тени от тополей
делили шоссе на равномерные отрезки, делая его похожим на школьную линейку.
У начала шоссе, обозначая городскую черту, стояла высокая прямоугольная
башня с циферблатами на всех ее сторонах. Вскоре шесть торжественных ударов
проплыли над городом, и он ожил: на улицах появились участники задач, и
среди них пешеход.
Он с наслаждением вдохнул свежий утренний воздух, к которому
примешивалась тончайшая водяная пыль. Бассейн уже действовал. Тротуар возле
него вибрировал от работавших под землей насосов. Из двух широкогорлых труб
обрушивались водопады, над ними в столбах водяной пыли блуждала радуга. В
середине бассейна вода закручивалась воронкой, уходя в третью трубу.
Пожалуй, это была самая красивая задача в городе. Где-то кому-то предстояло
решать ее с помощью довольно хитрых вычислений, пешеход же мог воочию
убедиться, что уровень воды неподвижен.
Бассейн, окруженный просторным газоном высокой травы, лежал у подножия
холма, а вершину занимала центральная площадь, и с нее был виден весь город
и окружавшие его равнины. По заведенной привычке пешеход затратил некоторое
время на круговой обзор. Он уговаривал себя по-прежнему любить город А, хоть
и давно убедился в его полной схожести с городом Б. И тут и там кварталы
были нарезаны безупречными прямоугольниками. И тут и там вокруг центральной
площади располагались жилые районы, а за ними теснились фабрики, заводы,
электростанции, ремонтные мастерские, склады, гаражи; за городской чертой
простирались поля, огороды и пастбища. В полях, в золоте спелого хлеба,
равномерно продвигались комбайны, выкрашенные в алые и кремовые тона; над
темной зеленью огородов сверкали струи дождевальных установок; и только
неровные в очертаниях и пестрые по цвету стада на пастбищах нарушали строгую
геометрию всего видимого; однако и они, пешеход знал это, неукоснительно
выполняли свою задачу, поедая траву на отведенных им участках в заданном раз
и навсегда темпе. Беспрерывная, слаженная работа шла всюду, никто не медлил
и не торопился, никто не опаздывал, не делал более того, что полагалось, и
менее того. Все было подчинено условиям задач, задачи же были заданы, и не
стоило спрашивать, отчего именно такие, а не другие и зачем они существуют
вообще. Никто и не спрашивал...
Ровно в семь пешеход пересек тень башни и очутился на шоссе. Он
участвовал в нескольких задачах. Эта, утренняя, заключалась в том, что,
выйдя в семь утра из города А и двигаясь со средней скоростью четыре
километра в час, следовало к десяти утра достигнуть города Б. Отсюда для
сведущих в решении подобных задач возникала возможность вычислить расстояние
между городами.
Шоссе шло строго по прямой, не имея ни одного поворота, и было плоским,
как стол, за исключением того места, примерно в середине пути, где протекала
спокойная, в отлогих песчаных берегах река и через нее был переброшен
красивый горбатый мост. Иногда пешеход сравнивал себя с маятником, который
качается между городами А и Б. Когда он удалялся от А, то с сожалением
расставался с ним, но по мере приближения к реке это чувство ослабевало, а
когда он взбирался на мост и с его самой высокой точки открывался вид на оба
города, он посылал мысленное прощание городу А и с нарастающей симпатией к
городу Б начина



Назад