598474ea

Дрозд Евгений - Как Жаль, Что Они Вымерли



Евгений ДРОЗД
КАК ЖАЛЬ, ЧТО ОНИ ВЫМЕРЛИ
("Хрононавты")
Наш старший воспитатель Петр Тимофеевич любил по воскресеньям
устраивать чаепития для учащихся, которые по каким-то причинам не
уезжали домой и не уходили в город, а оставались в стенах училища.
Во время одного из таких застолий, когда на столе, на белоснежной
скатерти, уже расставлены были подносы с хрустящим печеньем, вазы с
конфетами и блюдца с вареньем и подан был свежезаваренный чай, кто-то
из первокурсников робко попросил Петра Тимофеевича поведать историю
своего первого подвига - задержания матерого хулигана-хроноклазмера
Фильки Купревича, более известного под кличкой Филимон Купер.
Историю эту мы слышали неоднократно, но нам она не надоедала. Так
же, как Петру Тимофеевичу не надоедало ее рассказывать. Вот и сейчас
он, задумчиво помешивая чай в голубой фарфоровой чашке серебряной
ложечкой, погрузился в воспоминания. Это был верный признак того, что
история будет нам рассказана. Мы замерли в ожидании, затаив дыхание и
стараясь помешивать свой чай как можно более деликатно, дабы
неуместным звяканьем не потревожить дум славного часоходца.
- Да, - сказал Петр Тимофеевич, оторвавшись наконец от созерцания
пережитого и испытанного, - в жизни всегда есть место подвигу, но в
том, что именно я совершил его, несомненная заслуга прежде всего семьи
и дружного коллектива школы, в которой я тогда учился. Это было за год
до моего поступления в наше ПТУ № 13.
Заочно с Филькой я был знаком уже давно. Стереоплакаты с его
портретом, призывающие задержать опасного темпорального браконьера,
висели тогда на стенах каждой станции хроноскопии и хрономоции. Кроме
того, на занятия нашего кружка юных историков-хрономотов как-то
приходил сотрудник Дозора Времени и читал лекцию о случаях
темпорального браконьерства, то есть несанкционированных и незаконных
экспедициях в прошлое, приводящих к тому, что многие регионы в прошлом
оказывались "засвеченными" и недоступными для исследований
учеными-профессионалами.
Филимону Куперу в этой лекции было уделено особое внимание.
Рассказывалось, что еще в детстве он поражал воспитателей и учителей
своими явно выраженными атавистическими наклонностями. В детском саду
он обижал слабых и отбирал игрушки у младших. В школе он шалил и
учился на двойки. Он не участвовал в сборе электронного лома и никогда
не уступал старушкам место в трансконтинентальном гравибусе. К
сожалению, тогда никто не заподозрил, что это не простой случай
проявления атавистических инстинктов, а тяжелая форма хромосомной
шизохронии, при которой в психике доминантными становятся черты,
присущие нашим далеким предкам. Поэтому к Фильке применяли стандартные
воспитательные меры, которые он с годами научился обходить или
игнорировать.
Однако когда Филимону, по два года сидевшему в каждом классе,
пришло время получать аттестат зрелости, он, казалось, притих и взялся
за ум. К радости воспитателей, он стал проявлять интерес к полезным
занятиям. Он заинтересовался историей и спортом - записался в кружок
историков-хрономотов и в секцию старинных видов спорта по разделам
пулевой стрельбы и каратэ. Он забросил хулиганство и даже стал лучше
учиться. Семья и школа не могли нарадоваться, глядя на такое
перерождение, но, увы, оно оказалось мнимым. Когда Филька решил, что
он достаточно освоил борьбу каратэ, стрельбу из старинных видов оружия
и приемы практического вождения во времени, он, так и не получив
аттестата, похитил хронокар и отбыл в прошлое, оставив за



Назад