598474ea

Дроздов Владимир - Летный По-Пешему



Владимир Дроздов
ЛЕТНЫЙ ПО-ПЕШЕМУ
авт.сб. "Над Миусом"
Над ним неподвижно висит ярко-синее небо. Внизу еле ползет заснеженная
степь с ослепительно сияющими, словно отполированными до блеска сугробами
и застругами, со смутно темнеющими кое-где проплешинами.
А он будто в гамаке подвешен - почти не ощущает полета. Хотя идет
невысоко - всего триста метров над землей. Встречный воздушный поток
протяжно гудит, тонко звенит в расчалках - словно кто-то беспорядочно и с
силой дергает струны арфы.
Наверно, мелодии расчалок навсегда связались в памяти Леонида Бахтина с
первыми полетами в летной школе. Незабываема первая любовь! бот и сейчас
он как инструктор - со своим стажером Виталием - летит на высоте учебного
полета. А на войне самолету У-2 полагалось бы идти бреющим - зимой над
поверхностью снежного покрова, летом над самыми макушками кукурузы. Он за
то и прозван "кукурузником". Ему - тихоходному, фанерно-полотняному-на
бреющем не опасна стрельба зениток. Да и "мессерам" сверху труднее его
сбить-побоятся врезаться в землю при выходе из пике.
Впрочем, сегодня "мессеры" Леониду не угрожаютвся авиация противника
еще в первых числах января переброшена с Кавказа под Сталинград-выручать
окруженную там армию Паулюса.
Неожиданно Леонид замечает: изменилось освещение! С неба слиняла яркая
синева, горизонт начал затягиваться пеленой. И внизу, на земле, потух
блеск полированных ветром снежных застругов, отчетливее выделились темные
пятна проталин и гораздо выпуклее стали видны дома в хуторах и станицах.
Вот уж впереди по небу поплыли белыми клубками кучевые облака - еще очень
высоко. Но за ними - все ниже и ниже - ползут сплошные серые тучи. Хорошо
бы под них подобраться!
Ведь чем выше летишь, тем дальше видишь. Однако и эти тучи пока слишком
высоки - нет смысла тратить бензин и время. Да и как ни мало шансов
встретиться с "мессерами", а все же лучше не рисковать, выше трехсот
метров не подниматься-всегда успеешь вовремя спикировать к земле.
Взгляд Леонида скользит вдоль линии полета и внезапно зацепляется за
что-то - только мелькнуло, еще не осозналось. Да, у разъезда Прощальный
сквозь черную сетку стволов тополей и кустов видны хаты, пристанционные
строения. А между ними... утюги! Танки? Или машины с грузом?
Леонид кричит в переговорный аппарат:
- Смотри, около разъезда Прощальный вроде наши танки замаскированы!
И показывает рукой направление. В зеркале обратного вида замечает, как
Виталий зашевелился, повернулся к разъезду. Леонид и сам всматривается -
да, вон под тополями, среди кустов, у домов. Не очень тщательно
прячутся-знают, что нет здесь у противника авиации, некому их
разглядывать. Старик - командир полка - предупредил Леонида, посылая в
этот полет: "Ты стажеру только тогда показывай, когда он сам не видит. А
так давай все-таки ему инициативу. Приучай и в степи находить ориентиры,
привязывать к ним объекты разведки. В общем, тыкай носом и объясняй что к
чему".
Леонид ждет, чтобы Виталий проявил инициативу.
Но тот упорно молчит. Конечно, пока "мессеров" нет, время терпит. Они
бы размышлять не дали... Неожиданно Леонид и сам начинает сомневаться: да
наши ли это танки? Уж больно вокруг безлюдно. Не изменить ли
первоначальный план полета? Залететь по пути в Прощальный - разобраться. А
уж оттуда - к станции Атаман, вдоль линии железной дороги. Очень кстати
Леонид вспомнил и еще одно наставление Старика: "Капитан Воротов предложил
нам проверить посадкой, не освободили ли танкисты станицу Егорлык



Назад